Our Story

Be Informed. Be Smart. Be Sure.
Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Aenean feugiat dictum lacus, ut hendrerit mi pulvinar vel. Fusce id nibh at neque eleifend tristique at sit amet libero. In aliquam in nisl nec sollicitudin. Sed consectetur volutpat sem vitae facilisis. Fusce tristique, magna ornare facilisis sagittis, tortor mi auctor libero, non pharetra sem ex eu felis. Aenean egestas ut purus nec vehicula. Morbi eu nisi erat. Nam mattis id lectus sit amet mattis. Suspendisse eget tristique neque

Working Hours

Monday - Friday 09:00AM-17:00PM
Saturday - Sunday CLOSED

Latest News

    No posts were found.

Как чиновники отбирают захоронения для перепродажи

Как чиновники отбирают захоронения для перепродажи

В «Верум» пришла за помощью Нина Николаевна Володарская. В 2014 году она просила администрацию Калитниковского кладбища произвести перерегистрацию ответственности за захоронение родных бабушки и дедушки на ее имя. Ранее ответственной за захоронение была ее родная тетя, которая на момент обращения в администрацию кладбища скончалась.

Уход за могилой регулярно осуществлял двоюродный брат Нины Николаевны Володарской Евгений, но в силу жизненных обстоятельств могила была заброшена с 2001 года по 2014 год. За это время именные таблички были сорваны с могильных крестов. Надо сказать, что это классическая схема по выявлению заброшенности могилы для дальнейшей перепродажи захоронения. Как и следовало ожидать, администрация кладбища отказалась производить перерегистрацию, ссылаясь на то, что именные таблички с крестов на могиле сорваны, а в архиве отсутствуют записи о захороненных. Архивные данные никто так и не предоставил, несмотря на то, что в силу п.п. 2.12 ,2.13 «Правил работы кладбищ и крематориев города Москвы, порядка их содержания», являющихся Приложением 2 к постановлению Правительства Москвы от 08. 04.2008 №-260-ПП «О состоянии и мерах по улучшению похоронного обслуживания в городе Москве», каждое захоронение на кладбище регистрируется в журнале установленной формы с указанием номера участка захоронения (колумбария), могилы (ниши), а также лица, ответственного за захоронение. Журнал произведенных захоронений – документом строгой отчетности и должен храниться в архиве ГБУ «Ритуал» бессрочно.

Далее Нина Николаевна обратилась в Департамент торговли и услуг Москвы, но там тоже отказались помочь женщине. Единственное, что они смогли предложить – установить на вышеуказанных могилах информационные таблички сроком на два года с просьбой к предполагаемым родственникам и иным лицам, имеющим отношение к захоронению, обратиться в администрацию Калитниковского кладбища. В случае отсутствия обращения в течение двух лет с момента установления информационных табличек, вопрос о перерегистрации должен быть рассмотрен повторно, после чего должно быть вынесено решение о перерегистрации ответственности на имя Володарской Нины Николаевны.

«Согласно п. 1.1 Правил оформления документов по перерегистрации ответственности за захоронение, утвержденных приказом генерального директора ГБУ «Ритуал» от 23.03.2008 №22,  перерегистрация ответственности за захоронение архивного периода в случае отсутствия архивных данных по захоронениям производится на основании решения комиссии ГБУ «Ритуал» по письменному заявлению граждан, при наличии ухоженной могилы и на родственников захороненных по предъявлению ими соответствующего заявления граждан, свидетельства о смерти захороненного и документов, подтверждающих родственные отношения к захороненному».

 Все это время Нина Николаевна следила за могилами своих предков, отдавая дань памяти. Прямые родственники умершей тети, которая была ответственна за захоронения, озабочены делами живых, они не готовы взять на себя такую ответственность, поэтому за указанный срок никаких обращений от других родственников не поступало. Однако, по истечении двух лет вместо того, чтобы произвести перерегистрацию, Департамент Торговли и Услуг стал настаивать на эксгумации за счет Нины Николаевны.

Со слов Володарской, когда она приехала в Департамент Торговли и Услуг, она ожидала положительного ответа, на что заместитель руководителя департамента Алексей Старцев сказал буквально следующее: «Нина Николаевна, а что если в этой могиле похоронены не ваши родственники? Вдруг там похоронены другие люди, а кресты на могилах просто похожи? Могила ваших родственников могла быть продана бывшим заведующим Калитниковского кладбища Лебедевым, который был уличен в подобных махинациях. Вы же не хотите ухаживать за могилой чужих людей?»

То есть, ГБУ «Ритуал» под ведением Департамента Торговли и Услуг не может проконтролировать работу своих сотрудников, которые не дают даже взглянуть на архивные данные, но страдать при этом должны граждане.

Об эксгумации применительно к данному случаю, ни в правилах перерегистрации ответственности за захоронение, ни в ином другом нормативно-правовом акте Российской Федерации не говорится. Стоит ли говорить о том, что эта процедура не только не по карману пенсионерке, но еще и противоречит ее религиозным убеждениям, неся вред душевному здоровью пожилой женщины? «Когда мне об этом сказали, то их секретарше пришлось меня водой отпаивать. Так плохо мне стало» – сквозь слезы признается Нина Николаевна.

Нина Николаевна решила не сдаваться и подала обращение в ГБУ «РИТУАЛ» с просьбой о перерегистрации ответственности за захоронение на ее имя. Ответом на просьбу был отказ, аргументированный тем, что якобы «в соответствии с распоряжением ДТиУ на могилах, указанных Вами (истцом) была размещена информация сроком на два года с просьбой обратиться в администрацию кладбища для уточнения данных о месте захоронения Пестовых» и «в течение указанного периода обращений граждан, подтверждающих факт захоронения Ваших (истца) родственников на указанном месте не поступало». Данная «аргументация» не имеет под собой никакого обоснования. Отсутствие обращений граждан за указанный период не является основанием для отказа, а даже наоборот. Тем более, когда обратившийся родственник находится прямо здесь со всеми подтверждающими родственные связи документами. Несмотря на это, представители ГБУ «Ритуал» указали, что предприятие не имеет полномочий по пересмотру решений вышестоящей организации, то есть, ДТиУ г. Москвы, но, несмотря на это, делает обратное, игнорируя указания, содержащиеся в первом ответе Департамента Торговли и Услуг г. Москвы.

Подобная практика «отжатия» могил не так уж и редка. Зачем честно оформлять документы, когда можно завести беспомощную женщину в бюрократический тупик, а в это время место на закрытом кладбище в центре Москвы продать на аукционе? Кстати говоря, сам этот аукцион работает все по той же тупиковой схеме. Федеральный закон «О погребении и похоронном деле» предусматривает возможность семейно-родовых захоронений, однако, ни понятие, ни отличие от обычного подзахоронения к родственнику не поясняет (ст.21: «Гражданам Российской Федерации могут предоставляться участки земли на общественных кладбищах для создания семейных (родовых) захоронений в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации»).
В Москве СРЗ регулируется Постановлением Правительства Москвы №570-ПП от 08.09.2015. Если ФЗ предусмотрено, что земельные участки для захоронения предоставляются бесплатно, на каком основании Департамент города Москвы по конкурентной политике собирается взимать плату?

Этим Постановлением предусмотрен размер СРЗ до 10 кв. м, а также специальный реестр мест захоронения. Торговля землями, изъятыми из оборота, противоречит Земельному кодексу. В Земельном кодексе, сказано, что нельзя продавать или сдавать в аренду, и совершать какие-либо другие сделки с землями, изъятыми из оборота. К таким землям относятся земли военных и гражданских захоронений (это сказано в статье 27 Земельного кодекса). В Федеральном законе «О погребении и похоронном деле» говорится, что участки под семейные и родовые захоронения могут предоставляться гражданам в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации. То есть, закон разрешает брать деньги с одной стороны за такие захоронения, а с другой стороны, по Земельному кодексу, нельзя распоряжаться землями, предназначенными для захоронения. Департамент торговли и услуг заключает договор на создание семейных и родовых захоронений.
Если обратиться к Постановлению Правительства Москвы 570 (об эксперименте с СРЗ), то там говорится, что Департамент заключает договор на предоставление права на захоронение. Департамент может заключать подобные договоры. Но вопрос в следующем: предоставляется право на захоронение, не на участок.

В Постановлении Правительства Москвы указано, что «В случае, если первым на участке семейного (родового) захоронения погребено лицо, являющееся стороной по договору на размещение, ответственным за захоронение в книге регистрации (учета) захоронений указывается лицо, взявшее на себя обязанность по погребению умершего». Может возникнуть ситуация, когда человек приобретает это право на семейное захоронение, но умирает раньше своих родственников, не успев никого похоронить в это СРЗ. Или, к примеру, родственники живут далеко, и хоронит этого умершего человека в это СРЗ лицо, не являющееся родственником умершего, скажем, друг. Соответственно, этот друг, согласно Постановлению Правительства Москвы «Об эксперименте…», становится ответственным за захоронение. Да, безусловно, это друг не сможет в это СРЗ похоронить своих друзей или родственников. Но, согласно пункту 2.7 другого Постановления города Москвы (№ 260-ПП) решать, кого хоронить в СРЗ, должен ответственный за захоронение. И тогда уже родственники умершего не смогут распоряжаться данным СРЗ.
Такая ситуация складывается из-за того, что Департамент торгует правом на захоронение, а не дает право собственности на этот участок.

 Помимо грабительских законодательных инициатив можно пойти и грязным, но зато прибыльным и проверенным путем. Да и сам заведующий Калитниковского кладбища Вячеслав Глухов при неформальном разговоре признался Нине Николаевне, мол, «зачем было в департамент обращаться? Тут бы все и решили». К сожалению, эти слова не запечатлены ни на видео- или аудио записях, ни, тем более, письменно. Но чтобы убедиться в правдивости этих слов, достаточно воспользоваться интерном, который, в отличие от администрации Калитниковского кладбища, помнит все:

«Очередного мздоимца сотрудники Управления по борьбе с экономическими преступлениями ГУВД по г. Москве задержали на Введенском кладбище. Руководитель филиала ГБУ «Ритуал» (на тот момент еще ГУП) решил продать место на вверенной ему территории за 80 тысяч рублей. Эти деньги подозреваемый собирался получить незаконным путем (в обход кассы) за место, предназначенное для захоронения ветерана Великой Отечественной войны. Как выяснили позднее оперативники, у родственников умершего имелись все законные права на захоронение его именно в указанном месте, то есть в семейной могиле. Вся эта история началась с того, что в милицию обратился москвич, который хотел похоронить своего отца в родовом склепе на Введенском кладбище столицы. Заявитель рассказал, что руководитель филиала ГБУ «Ритуал» (на тот момент еще ГУП) на указанном кладбище Юрий Наушкин вымогает у него деньги за проведение захоронения, мотивируя это в том числе и тем, что надо спиливать выросшее на могиле дерево». 

Буквально за год до этих событий борцы с экономическими преступлениями задержали по подозрению в незаконном получении 25 000 долларов заместителя руководителя ГБУ № 4 «Ритуал» (на тот момент еще ГУП) Александра Имедадзе и директора Пятницкого кладбища Москвы Владимира Войтова. Деньги были получены за выделение места под захоронение на Пятницком кладбище. Главное следственное управление при ГУВД по г. Москве возбудило в отношении задержанных уголовное дело все по той же статье «Коммерческий подкуп».
Информация о том, что на Пятницком кладбище берут деньги за предоставление мест под захоронение, появилась еще за месяц до ареста подозреваемых. Пятницкое кладбище находится в черте города и официально закрыто для выделения участков под новые захоронения, но неофициально участки выделялись. Оперативники установили за руководством скрытое видеонаблюдение.

Выяснилось, что переговоры с лицами, собиравшимися приобрести место под захоронение, вел зам. директора ГУП № 4 «Ритуал» Александр Имедадзе. Он же и получал деньги от покупателей. А все необходимые документы на землю оформлял директор Пятницкого кладбища Владимир Войтов. Все это было хорошо видно на оперативной съемке, когда в роли очередного покупателя выступил оперативник.

Предпринимателям предъявлено обвинение в коммерческом подкупе. Каждому грозит до 5 лет лишения свободы и 500 000 рублей штрафа. Всего за 2008 год за взятки было уволено несколько десятков сотрудников ГУП «Ритуал».

Источник: Петровка-38.

 И относительно недавний случай:

«До экс-директора Чабуева Хованским кладбищем, которое так же находится под ведением ГБУ «Ритуал», руководил Михаил Чивилев. В апреле 2015 года он был осужден за махинации при продаже склепов, подтвердил сотрудник пресс-службы Щербинского суда Москвы. Чивилева и бывшего агента по оказанию ритуальных услуг Руслана Семина приговорили к условным срокам в полтора года и один год соответственно по статье «Мошенничество». По версии следствия, фигуранты дела убедили жителя Москвы, желавшего приобрести место для семейного захоронения на Хованском кладбище, что такое место можно получить без участия в электронном аукционе, если передать им 472,5 тыс. руб., из которых 181 тыс. руб. нужно было внести в качестве официальной платы по контракту».

Источник: РБК.

Можно сделать вывод, что это уже тенденция, которую не смогла пресечь даже проведенная реорганизация «Ритуала»

27 января 2015 года правительство Москвы приняло решение о реформировании рынка похоронных услуг и выпустило распоряжение № 29-РП «О реорганизации ГУП «Ритуал». Презентуя реформу, департамент торговли и услуг Москвы основной упор сделал на декриминализацию рынка и вывод из теневого оборота огромных сумм денег. Но при этом предлагалось оставить «Ритуалу» только захоронение и кремацию, а все остальные услуги, которые раньше оказывал «Ритуал», передать коммерческим структурам. Но и тут «Ритуал» не сдержал слово. Ритуальный рынок делится на четыре сегмента – подготовка тела к похоронам, организация похорон, захоронение и кремация, обслуживание кладбищ. В последних двух «Ритуал» является абсолютным монополистом. После создания своей агентской службы ГБУ «Ритуал» предоставляет услуги по организации похорон, где очень быстро приобрел славу захватчика рынка. Всего годовой оборот этого сегмента достигает порядка 10 млрд рублей. Но и здесь деятельность «Ритуала» не заканчивается. Теперь это учреждение сможет готовить тела умерших к похоронам, чем традиционно занимались больничные морги. Средний годовой оборот этого сегмента составляет 1,7 млрд рублей, а рентабельность может достигать свыше 50%.

Кроме того, «Ритуал» неоднократно обещал провести оцифровку информации о местонахождении захоронений на столичных кладбищах. Обещали это сделать сначала в 2014 году, потом в 2015. Сейчас уже 2017 год, но в администрации центрального кладбища, которое находится в ведении ГБУ «Ритуал», отказываются предоставлять даже архивные данные, из чего следует вывод, что «Ритуалу» мало официальных доходов, в связи с чем они продолжают по проверенным схемам отнимать чужие захоронения и повторно их продавать. И даже глава ГБУ «Ритуал» Артем Екимов, бывший старший оперуполномоченный по особо важным делам в Главном управлении экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД не может повлиять на сложившуюся ситуацию.

Так или иначе, ГБУ «РИТУАЛ» подчиняется Департаменту Торговли и Услуг, чье отношение к похоронной отрасли хорошо охарактеризовал глава департамента Алексей Немерюк 5 августа 2015 года в пресс-центре «Вечерняя Москва»:

«Немерюк прокомментировал идею о повторном использовании участков по истечении определенного времени путем эксгумации тел и захоронения тел других людей. Он отметил, такое повторное использование, безусловно, имеет свои преимущества – например, в Вене за счет неоднократного использования одной и той же территории для захоронения умерших за последние 50 лет не было открыто ни одного нового кладбища. Вместе с тем, по словам чиновника, московская администрация отказалась от такого подхода из этических и религиозных соображений. Правда, он добавил, что этот отказ не окончательный. Напомним, сегодня разрешается производить повторное захоронение в одну и ту же могилу только тел родственников и только по истечении 20 лет с момента последнего захоронения (п. 3.4. СанПиН 2.1.2882-11 «Гигиенические требования к размещению, устройству и содержанию кладбищ, зданий и сооружений похоронного назначения«».

Видимо, Алексей Немерюк решил самостоятельно, без решения московской администрации, проводить эксгумацию, проигнорировав все этические нормы. В обществе по защите прав потребителей в сфере похоронно-ритуальных услуг «Верум» с таким положением дел не согласны.

Юристы организации «Верум», специализирующейся на защите прав потребителей в области оказания ритуальных услуг, представляют интересы Нины Николаевны Володарской.
 

Комментариев пока нет

Оставить комментарий

Задайте вопрос специалисту